Главная » Пресс-центр » Статьи о международном праве » Использование шотландских партнерств в международном налоговом планировании подходит к концу

Использование шотландских партнерств в международном налоговом планировании подходит к концу

Недавно Департамент по Коммерции, Энергетике и Индустриальному развитию Великобритании опубликовал подробное исследование по анализу использования шотландских партнерств в международном бизнесе . Не секрет, что шотландские партнерства часто неверно воспринимают как альтернатива оффшорным юрисдикциям, Сейшелам или БВО. Затраты на регистрацию партнерства невелики, а территориальный принцип налогообложения позволяет легально не платить налог на прибыль в Великобритании, но все же партнерства - это не классический оффшор, и к его обслуживанию стоит относится внимательно.

Для начала кратко об истории партнерств. Структура британских партнерств была описана в Законе о партнерствах 1890 года (Partnership Act 1890, the 1890 Act). В 1907 году к уже существующей форме партнерства была добавлена новая форма - ограниченное партнерство (limited partnership), это стало возможным после принятия Закона об ограниченных партнерствах 1907 года (Limited Partnership Act, the 1907 Act). Этот новый закон позволял ограничить ответственность одного или более партнеров, но только при условии, что генеральный партнер (general partner) сохранял за собой полную и неограниченную ответственность по деятельности партнерства в целом.

В английском общем праве партнерство не признается отдельным юридическим лицом обособленных от своих партнеров, следовательно, само партнерство не может приобретать ни прав, ни обязательств, а также не может владеть какой-либо собственностью. Собственность обычно принадлежит партнерам или другой компании на основе траста по отношению к партнерству. Генеральный партнер несет полную личную ответственность по долгам и обязательствам партнерства.

Но в Шотландии ситуация другая. По шотландскому праву, которое также основывается на Законе о партнерствах 1890 года, партнерство признается отдельным юридическим лицом, обособленным от своих партнеров. Отличие кроется в том, что шотландское ограниченное партнерство (SLP, Scotting Limited Partnership) может владеть собственностью, обладать правами и обязательствами. Оно может быть истцом в суде и выступать ответчиком, а также выступать самостоятельно партнером в другом партнерстве или в другом юридическом лице. Партнерство выступает самостоятельным звеном при общении со своими партнерами, которые могут в разные периоды времени быть как дебиторами, так и кредиторами партнерства. Партнерство само несет обязательства по своим долгам, не перекладывая их на уровень своих партнеров.

Существует и третья известная форма партнерств - партнерство с ограниченной ответственностью (LLP, Limited Liability Partnership), которые появились в английском праве после принятия соответствующего закона о партнерствах с ограниченной ответственностью (Limited Liability Partnership Act 2000). Такие LLP подпадают под общие требования Закона о компаниях Великобритании 2006 года (Companies Act 2006), включая требования о ведении внутреннего учета и годовой отчетности. LLP выступают как классические партнерства в большинстве налоговых вопросах, если они конечно были созданы с целью извлечения прибыли.

История партнерств

Зарегистрированные в реестре партнерства предлагают большую гибкость в решении многих деловых вопросов по сравнению с подразумеваемыми партнерствами (partnerships currently in existence), которые не были официально зарегистрированы. Как известно в Великобритании партнерство может существовать с даты подписания партнерами соглашения о совместной работе, а государственная регистрация необязательна. Например, так в Великобритании часто работают независимые юристы под вывеской со своими фамилиями и добавлением фразы “and Partners”.

Традиционно ограниченные партнерства использовались для каких-то определенных и узких целей, например, в Шотландии партнерства - это обычный способ ведения совместного бизнеса между частными фермерами. В настоящий момент в Шотландии насчитывается около 500 SLP в сельскохозяйственном секторе.

В настоящее время LP используются для самых разных целей: добыча минеральных ресурсов, производство нефтепродуктов, управление недвижимостью, фермерство и производство кинофильмов. В частности LP - полезный инструмент для инвесторов, которые не желают активно участвовать в управлении бизнесом партнерства. LP, зарегистрированные в Англии, Уэльсе, Северной Ирландии или в Шотландии стали важным инструментом для венчурных инвестиций.

Законодательство о партнерствах 1890 и 1907 годов долгое время практически не изменялось, за исключением некоторых важных поправок:

  1. Законодательная реформа ограниченных партнерств 2009 года (Legislative Reform (Limited Partnerships) Order 2009) прояснило некоторые моменты по регистрации LP. Например, факт регистрации LP в реестре может быть подтвержден только Свидетельством о регистрации (Certificate of Registration).

  2. Как правило, LP не сдают отчетность, но сначала Правилами о финансовом учете партнерств 2008 года (Partnership (Accounts) Regulations 2008), потом и Правилам о финансовом учете и аудите компаний и партнерств 2013 года (Companies and Partnership (Accounts and Audit) Regulations 2013) были внесены поправки, по которым сейчас отчетность должны сдавать те LP, в которых генеральным партнером выступает LLP. В этом случае LLP включает в свой финансовый отчет по итогам года информацию о доходах LP.

  3. В 2015 году правительство Великобритании начало процесс по добавлению новой формы партнерств - ограниченное партнерство в виде частного фонда (private fund Limited Partnership). Данная структура направлена на снижение административных барьеров при привлечении инвестиций в местный бизнес.

Количество ограниченных партнерств, зарегистрированных в Англии, Уэльсе, Северной Ирландии и Шотландии, непрерывно и стабильно росло в 1990-х годах и в начале 2000-х. Однако, начиная с 2010 года был отмечен резкий рост зарегистрированных LP в Шотландии по сравнению с Англией, Уэльсом и Северной Ирландией. Около 70% всех шотландских партнерств были зарегистрированы в последние 5 лет.

Между 2000/01 и 2009/10 годом количество LP, зарегистрированных в Шотландии выросло на 63%, а между 2010/11 и 2015/16 - на 239%, почти в 4 раза больше за срок в 2 раза меньше. В 2016 году количество зарегистрированных LP выросло на 30% по сравнению с 2015 годом, в то время как рост в Англии, Уэльсе и Северной Ирландии составил всего 5%.

Источник: https://www.gov.uk

Правительство Великобритании задумалось о причинах, которые повлекли за собой такой стремительных рост зарегистрированных LP в Шотландии и несет ли это за собой экономические выгоды Шотландии.

Возникшие проблемы с использованием шотландских партнерств

На протяжении последних лет появилось немало слухов о том, что шотландские партнерства использовались в незаконных операциях, таких как отмывание денежных средств, контрабандные поставки товаров, организованная преступность, уклонение от налогов. Шотландские партнерства - относительно дешевый инструмент в международном налоговом планировании, и многие консультанты как в России, так и в мире прибегали к ним как альтернатива классическим оффшорам.

Действительно, у них много общего. SLP - отдельное юридическое лицо, которое может самостоятельно владеть активами, получать и выдавать займы, вступать в контрактные отношения с другими юридическими лицами. Широко известно, что шотландское партнерство может не платить местный налог на прибыль, если целенаправленно не ведет деятельности с британскими контрагентами, и среди партнеров нет резидентов Великобритании. Большое преимущество шотландских LP - отсутствие необходимости сдавать финансовый отчет по итогам года, хотя законодательство обязывает их вести внутренний учет и хранить его надлежащим образом, но все же его не надо подавать в налоговую службу, что выгодно отличает SLP от английских LLP. На российском рынке это привело к заблуждению, что шотландское партнерство - это оффшор, но только в Европе и в престижной юрисдикции. К тому же в публичном реестре SLP можно увидеть только имена партнеров, как правило оффшорных юридических лиц, например, на Сейшелах или в Белизе, а реестр конечных выгодоприобретателей по аналогии с английскими компаниями с ограниченной ответственностью не ведется, что позволяет консультантам утверждать, что владение такой структурой полностью конфиденциально.

Из-за агрессивного продвижения шотландских партнерств в мире как безналогового инструмента в настоящий момент вышло, что более 95% SLP зарегистрировано на оффшорные компании. Более того, по Закону о партнерствах 1907 года нет необходимости сообщать о точном местонахождении партнеров, что делает затруднительным поиск даже юрисдикции, где зарегистрирован оффшорный партнер. Все это создало уникальный прецедент, когда юрисдикция уровня Великобритании де-факто позволяет использовать свои юридические лица для непрозрачных операций. С похожей проблемой в прошлом столкнулись в США со штатом Делавэр, когда многих клиентов вводили в заблуждение, обещая “оффшорную компанию в США”.

Все эти слухи о сомнительных операциях шотландских партнерств в мире заставили правительство Великобритании задуматься как минимум о пересмотре правил работы таких партнерств. При этом правительство понимает, что SLP - важный инструмент, позволяющий финансировать прозрачный и легальный бизнес, но так как структура абсолютно непрозрачна для государственных органов, то необходимо пересмотреть саму концепцию ограниченных партнерств в Шотландии.

Британское правительство по-прежнему хочет остаться привлекательным местом для привлечения международных инвестиций, например, сейчас Великобритания занимает 7-е место в рейтинге Всемирного банка по простоте регистрации и ведения бизнеса. Так что маловероятно, что процедура регистрации партнерства в Шотландии или в Великобритании станет сложнее.

В 2016 году Великобритания открыла реестр конечных бенефициаров, также известный как Реестр лиц со значительным влиянием. В частности этот реестр распространяется на компании с ограниченной ответственностью и партнерства с ограниченной ответственностью, зарегистрированные в Англии, которые должны сообщить обо всех выгодоприобретателях с более чем 25% контролем. По нашему мнению эту же судьбу повторят и шотландские партнерства, которых с высокой долей вероятностью обяжут сообщать о своих бенефициарах. Это подтверждается и намерениями британского правительства исполнить требования статьи 30 Четвертой директивы ЕС о противодействии отмыванию денег и раскрыть данные о бенефициарных владельцах юридических лиц. Решение о раскрытии бенефициаров шотландских партнерств ожидается весной 2017 года.

Заключение. Что будет дальше?

Настоящей статьей мы хотим показать, что регистрация шотландского партнерства уже не выглядит решением проблем клиента. Мы видим общую тенденцию рынка в Москве и в России, когда консультанты советуют регистрировать SLP тогда, когда это не самое лучшее решение. Стоит помнить, что SLP с номинальным сервисом не позволит выплачивать дивиденды оффшорным партнерам, для этого нужны свои собственные оффшорные компании, а открытие счетов на них, скорее всего, позволит обслуживающим банкам классифицировать партнеров как пассивные организации в целях применения автоматического обмена информацией (CRS). К тому же при открытии счетов все больше банков запрашивают данные и полный комплект документов на партнеров, включая и паспортные данные, и Utility Bill.

Время бесконтрольного использования шотландских партнерств подходит к концу. Скорее всего, реестр бенефициарных владельцев будет рано или поздно открыт. Финансовую отчетность придется подавать в налоговую службу. Все это вносит определенные риски в ведение международного бизнеса российскими клиентами, и мы настоятельно рекомендуем проконсультироваться с нашими специалистами перед принятием решения о регистрации партнерства в Шотландии.

Данный материал подготовлен на основе обзора “Review of Limited Partnership Law: A call for evidence” Департамента по Коммерции, Энергетике и Индустриальному развитию Великобритании.